Они так похожи!

Такой же ярко-солнечный, одуряющий и обволакивающий зной. Яркий диск солнца, размеренно ползущего с востока на запад. Выцветшее, блекло-голубое небо с силуэтами ласточек. Давно утратившая молодой блеск листва. Зеленая, с голубыми пятнами глаз-цветов щетина цикория по пустырям и обочинам. Пустые, местами выгоревшие поля. Тёмные ночи, полные пиликанья сверчков. Редкий дождь, один за месяц, только подразнить. Полураздетые загорелые люди. Забитые пляжи. Лёгкие одежды. Вожделенный кондиционер. Всё как всегда, в наших степных краях, в этом городе у моря.

И я хожу почти теми же самыми тропами, улицами, дорогами своего, родного, но уже ставшего мне отчасти чужим, чуждым — города. Города, который тебе совсем не понравился. Езжу почти в те же самые места, прохожу почти теми самыми маршрутами. Вижу тех же самых людей. Даже думаю порой почти те же самые мысли. Так же ем виноград. Что и год назад.

Только в этот раз всё иначе. Совсем иначе. Прошлое лето было наполнено радостью, надеждой, ожиданием, предвкушением. Было наполнено... счастьем! Да, были и тревоги, но они растворялись на общем фоне этого светлого и тёплого. Прошлое лето было наполнено тобой!

И я ходил, глазел по сторонам, подмечал места, давно знакомые и новые, людей, их разговоры, думал вскользь о том, что вот так, 10 лет назад, я ходил тут же. Погружался еще глубже, вспоминая о своих забавных мыслях из 90х. И неизменно возвращался к тебе и ожиданию: уже скоро. Светлый ликом. С лучащимися глазами. Улыбался.

Это лето совсем не такое. Места, пути, люди - всё почти то же самое. Даже некоторые отвлеченные мысли. Только нет больше никакой радости. Ничего не предвкушается. Надеяться? На что? Чего ждать? Счастье давно ушло и сменилось памятью о счастье и несчастьем. Огромная рваная дыра в душе на месте сердца — сквозит, ветер гуляет в ней и может едва-едва по краям чуть схватилось, но еще долго, очень долго меня будет мучить это увечье и вряд ли я научусь с ним жить. Легко и беззаботно. Ничто не забыто, не поблёкло, не стёрлось.

А вокруг такое же лето. Одуряюще-знойное, ярко-солнечное, желто-зелёное, марево разогретого воздуха колышется над асфальтом, и спешат, спешат, туда-сюда снуют загорелые полураздетые люди. Чужие люди. Второе лето одного года.

И я, мысленно, продолжаю паковать свой рюкзак, проверяю анкера, карабины, сматываю тросы, пробуя их на прочность, осматриваю одежду, ботинки.

И я смотрю влево вверх, своими потухшими глазами, в которых не искрит больше огонь счастья, смотрю с едва живой надеждой, смотрю далеко, туда, где с ледяной шапки вершины ураганные ветры срывают тучи мельчайших иголочек льда. И несут их, несут...
Моя Джомолунгма.